Клуб История Руководство Партнеры Достижения Ветераны Контакты Команда Оcновная / Игроки Тренерский штаб Турнирная таблица Расписание Школы СШОР «Юность Москвы – Торпедо» ДЮСШ «Торпедо» Новости Команда Болельщики Интервью Школа Ветераны Пресса Клуб Блоги Медиа Фото Видео Печать Стадион
Билеты Магазин атрибутики Аккредитация
ИГОРЬ КОЛЫВАНОВ: БЕСИТ, КОГДА ФУТБОЛИСТ СТРАДАЕТ ФИГНЕЙ! МОГУ ВРЕЗАТЬ!
31.05.2019 / Интервью

Первое после выхода в ФНЛ интервью главного тренера московского «Торпедо» — эксклюзивно для Sobesednik.ru.

— Игорь Владимирович, как чемпионство отпраздновали?
— Ой, весело! По-доброму, с душой... В ресторан все вместе пошли после матча. В караоке сходили. Попели, потанцевали.

— Сами не пели?
— Не-а, я пораньше уехал. Подустал. Тяжело было последний месяц. Поэтому часа в два ночи, наверное, уже все. Да и мы собрались только в одиннадцать. Спонтанно причем, я даже не ожидал: уже дома был, хотел игру посмотреть... (Улыбается.)

— В предматчевой «предчемпионской» программке были игроки, тренеры и сотрудники клуба, с обещаниями того, кто что сделает, если команда выйдет в ФНЛ. А вас мы там не нашли...
— Видимо, я больше всех к матчу готовился, поэтому мне было не до этого. (Улыбается.) А чем бы пожертвовал? Не задумывался... Ну, налысо точно не стал бы бриться. Очень стремно! (Смеется.)

— Два выходных, которые вы затем дали команде — это норма или поблажка?
— У нас обычно один [выходной после игры бывает], но дело в том, что мы до этого играли с «Зорким», и там очень жесткое поле, и у всех ноги напряглись и побаливали. Ну а после чемпионского матча давать тренировку — это в ущерб работе только. (Улыбается.)

— Один ваш коллега недавно сказал мне, что с современной молодежью гораздо важнее быть психологом, чем тренером. Согласны?
— Я вообще работаю по европейским канонам, так скажем. Я никого не заставляю. У меня все взрослые люди — и в 18, и в 25, и в 30 лет. Они должны понимать, что есть 10–12 лет карьеры, когда ты можешь все свои лучшие качества проявить. Ну, не хочешь — не надо, на твое место очередь стоит. Ребята знают, что я могу и пошутить, и дать отдохнуть, но когда идет работа, когда идет тренировочный процесс, они должны выполнять на 100% все, что я им даю. Но психология важна в том смысле, что мы с третьего тура шли на первом месте. И многие игроки не привыкли вообще в лидерах находиться. Кто-то [в своей команде] на третьем месте шел, кто-то на пятом, кто-то вообще в основе никогда не играл. И у нас 70–80% футболистов, которые играли только во Второй лиге. Но мы свою задачу выполнили на сто процентов. И провели сезон на пятерку. Ну, с минусом. «Минус» — за поражение в Брянске. Но, может, оно и хорошо: команда тогда встряхнулась, побежала, заиграла, и все следующие матчи мы провели на еще более высоком уровне.

— То был худший матч сезона?
— Худший, однозначно.

— А лучший?
— У нас много было хороших матчей. В первом круге — так вообще процентов 80. Да, может, не очень много забивали, но все время агрессивно [действовали] оба тайма. К нашим воротам практически подойти никто не мог. А нам ведь еще команду надо было создать — летом осталось треть футболистов с того сезона, остальные — новые.

— «Прорыв года» в «Торпедо» — кто это для вас?
— Из молодежи — Артем Селюков и Артур Галоян. Из остальных — Ванька Сергеев. Рагим [Садыхов], хотя ему непросто было: он же на просмотре был в «Локомотиве», но его не взяли. Расстроился. Но по ходу чемпионата прибавил. Александр Елисеев, Максим Шоркин... Одного назвать очень сложно, потому что у нас вся команда более солидно, более организованно стала играть.

— Как отличается работа с молодыми игроками сейчас и в 2006-м году, когда сборная России под вашим руководством выиграла молодежный чемпионат Европы?
— Немножко разные ситуации, потому что там мы собирались раз в месяц, а здесь ты даешь им каждый день что-то. И мы находимся в команде больше, чем с семьей. Я знаю, у кого девушка новая, кто институт закончил... Они все мне как дети. Поэтому я всегда рад чем-то помочь, подсказать и внимание уделить. Но я еще раз говорю: они взрослые люди. Каждый сам должен ставить себе цель, а не тренер. Он может объяснить, показать, посоветовать. Но если у тебя внутри нет цели никакой, то ты и не добьешься ничего. При этом можно и в 20 лет, и в 25 раскрыться и попасть, например, в команду Премьер-лиги. Поэтому я говорю: ребят, руки не опускайте. Можно за год выстрелить! Андрей Лунев пришел в «Уфу» — и тут же попал в «Зенит». Шанс может предоставиться в любой момент, главное — быть всегда в форме и ждать своего часа.

— А проблемы, мысли, чаяния у современной молодежи такие же?
— Большую часть времени они свободны. А вот мы как-то по своей юности посчитали, что фактически из 365 дней в году 320 проводили на сборах! Сейчас просто сама жизнь поменялась. Я вот (стучит по смартфону — прим. авт.) нигде не подключен: переписки эти, чаты, и контакты, и фейсбуки, и слава богу! Плюс приставки игровые... Никого не осуждаю, но нельзя забывать про самое главное: тебе такой шанс в жизни предоставляется, и если ты его не используешь, ты просто дурачок! Да за твоей спиной в спортшколе дети плакали, потому что их не взяли. А ты — ну да, ты пока только во Второй лиге, но это уже команда мастеров. И если ты этим шансом не воспользуешься, то через полгода ты никому не будешь нужен. Сейчас, если ты не показываешь результат, тебя просто футбол выбрасывает, не успеешь оглянуться.

«Ввяжемся с «Торпедо» в драку, а там посмотрим»


— Итак, «Торпедо» в ФНЛ. Чего нам ждать от следующего сезона?
— Положительных эмоций. (Улыбается.) Я на 100% уверен, что краснеть за нас не будут. Конечно нужно укрепиться, взять четыре-пять-шесть футболистов. Но будем исходить из финансовых возможностей. И вообще, может Роман Иванович [Авдеев, владелец клуба — прим.ред.] Моуринью захочет пригласить. (Улыбается.) В любом случае дай бог все, кто нам нужен, останутся, и сами мы продолжим работу. Тогда соберем хорошую команду.

— У огромного числа футболистов нет контрактов на будущий сезон. Был ли какой-либо разговор у вас на этот счет с руководством?
— Ждем окончания сезона. Тогда будем знать, кого хотим оставить, кто остается. Конкретно пока ничего сказать не могу. Может быть, что-то и поменяем.

— С вами разговора о контракте еще тоже не было?
— Пока только поздравили. В любом случае, если я остаюсь, то отвечать за итоговый результат буду, опять же, я. И кого я хочу оставить — это пока при мне останется. Я могу и всю команду оставить! Но должны быть лучшие, и чтобы играть в ФНЛ, должны прийти еще люди, которые соответствуют этому уровню. Ну и хочется послушать, какие задачи будут на будущий год. Может, сразу поставят задачу выхода в Премьер-лигу!

— Да, пример «Чертаново», сходу в ФНЛ едва не вышедшего в стыковые матчи РПЛ, вполне дает для этого пищу.
— Да. И в любом случае: если я продолжу работать здесь, у меня будет одна задача — побеждать в каждом матче.

— Но если не будет стоять задачи выхода в РПЛ, будет ли вам это интересно?
— Смотря какой бюджет будет. Это должно совместиться. А дальше, как известно, «главное — в драку ввязаться, а там посмотрим». В «Уфе» тоже задач вроде не было, а вышли в РПЛ — и сразу деньги нашлись!

— Сейчас в заявке есть люди, которые очевидно не проходят в основу. Их тоже будете удерживать?
— Все равно придется кого-то брать из молодых. Как минимум один человек 1998 года рождения должен играть в основном составе команды ФНЛ. Но поймите правильно — может, у футболистов уже и предложения какие-то есть. Кто-то не захочет сидеть в запасе. Кто-то, может, и не захочет остаться в принципе. Ну, по-человечески сядем и поговорим. Но если остаемся — значит, работаем.

— Какая ситуация по лучшему бомбардиру команды Ивану Сергееву?
— Насколько я знаю, Ванька хочет остаться. Но, может, сейчас кто-то из Премьер-лиги колоссальное предложение сделает?! Удерживать кого-то силком я не буду, да это и неправильно: оставишь человека, а у него глаза потухнут. Да и агенты уже столько сообщений разных прислали, можно месяц сидеть и только разбирать их!

Футболиста не проблематично найти. Но уже 7 июля начинается чемпионат в ФНЛ. И есть только 20 дней сборов перед этим. А они же, эти тридцать человек, не приедут сразу все наигранные...

— Сергеев мог бы забить, наверное, вдвое больше, чем забил. С чем это, по-вашему, связано?
— С огромным желанием забить! (Улыбается.) Ванька молодец, но, конечно, нужно ему еще в концовочке, в заключительной стадии прибавлять. В последнем матче у него четыре стопроцентных момента было! Делал все правильно. Но... Качество исполнения — и все будет. Ну и думаю, что если бы он забил под тридцать — его бы в «Торпедо» и не было бы. (Смеется.)

— В вашей игровой карьере было такое, когда мяч никак не шел в ворота?
— Было. Я не Месси же. Я, помню, во второй год в «Фодже» 13 матчей подряд [без голов было] — в 14-м только забил! А играл лучше всех! Но проблема в том, что мы играли 4-3-3 и всем левым флангом от штрафной до штрафной ходили. Уставали, конечно...

— Как вы это переживали и какое решение для себя нашли?
— Ну, никак. Главный тренер Зденек Земан все видел и говорил: «Мне уже хватает того, что ты делаешь на футбольном поле. Если начнешь забивать, тебя сразу заберут». (Смеется.) Когда начал забивать, должен был в «Интер» поехать, но порвал в «Лужниках» в игре за сборную крестообразные связки. Пришлось год почти лечиться...

«В мое время столько денег не было»


— Будете ли при принятии решений по контрактам пользоваться какой-либо аналитической статистикой и пользуетесь ли ей сейчас?
— Пользуемся. Но вы поймите, многих футболистов я и так знаю — я же работал три года в ФНЛ. Поэтому многие [связи] остались. Просто тому, кому было 20 лет, сейчас стало 25. Конечно, будем собирать информацию. Прежде всего как ведет себя в коллективе — это же многое значит. Новые люди когда приходят, команда дышит по-другому. Нужно, чтобы они влились в коллектив и с пониманием относились: что мы хотим и как мы это будем делать.

А работать будем много, я это не стесняюсь говорить. Зато вон — сезон побегали, и... (Улыбается.) А если физически не готов, то в такой «высокий» футбол, в который мы играем, и не заиграешь, как бы ты ни был тактически подготовлен, если ты вяленький... Я и спрашиваю тогда: «Что приятно, когда тебя рылом возят?» Когда свистят, кричат «Играй, "Торпедо", [так сказать]»?

— Насколько в принципе трудно поставить команде организованный прессинг?
— Неистово трудно! Играя в «высокий» футбол, мы очень много усилий затрачиваем, чтобы отбирать мяч на чужой половине. Зато сколько мы голов забили при отборах мяча! Я может и хотел бы, чтобы мы начинали атаки, как «Барселона», но... Мне один болельщик говорит: а почему вы не оставляете при угловых у наших ворот трех-четырех человек впереди? Милый, да не было бы турнирных задач, я и пять бы оставил! И все бы сказали: «Е-мое, новая тактика!» Я бы, может, и вратаря вперед отправил! Но когда есть задача, надо трезво смотреть на вещи. И когда команда должна только выигрывать, ты подумаешь лишний раз — поставить еще одного игрока вперед или вернуть.

— Не просчитав ли статистику, вы поставили в опорную зону Олега Калугина?
— Калугина я уже давно знаю. Он очень техничный, разумный, но обделенный вниманием футболист. Он был просто не готов физически. Но он этой зимой сам готовился, бегал, когда у нас перерыв был, чтобы завоевать место в составе. И когда сейчас вышел, игра какая тонкая стала! Как команда мяч держит! Мне и Андрея Ляха жалко [оставлять в запасе], но тот лучше в оборонительном плане, когда соперник более мощный: он и отберет, и мяч отдаст, и отработает. Калугин — он потоньше футболист: пасик отдать, мяч придержать и голову повернуть влево-вправо. Это видно было, еще когда он за Белгород два года назад играл.

— Были поражены фантастической историей про кредит, который Калугин взял, чтобы выкупить свой контракт у «Рязани» и перейти в «Торпедо». Он его уже погасил?
— Он, по-моему, сразу его погасил. И там не такая большая сумма была...

— Это одна-две зарплаты?
— Я сказать не могу... Коммерческая тайна.

— Какие еще чумовые финансовые истории, подобные или хлеще этой, были в вашей практике?
— В мое время столько денег не было. (Улыбается.)

«Деньги у «Зенита» не кончатся никогда!»


— Блиц. Мимо чего не сможете пройти в магазине?
— Ну, веришь, сказать честно, я даже по ним не хожу. (Улыбается.) Внучка затащит только в «Детский мир» — вот мимо внучкиных игрушек не могу [пройти]. Она смотрит на меня своими честными чистыми глазами: «Дедуль...» И не могу ей отказать. А себе? Обувь мне нравится красивая...

— Со времен Италии, наверное, еще?
— Да, там обувь очень красивая! Раньше — да, мне нравилось красиво одеваться, по молодости. А когда дедушкой стал, как-то ровно ко всему стал относиться. (Улыбается.)

— На что вам не хватает времени?
— На рыбалку! Дядя мой как-то сказал: «День, проведенный на рыбалке — неперевернутая страница жизни». Там приходишь, успокаиваешься внутренне, обдумываешь все... Посидишь спокойно с удочкой — и с другим уже настроением возвращаешься в тренировочный процесс.

Люблю с лодки ловить в три утра, когда солнышко только встает. В июле, когда обычно хорошая погода. Сейчас на Оке тем более еще стерлядка появилась: «закидушку» бросаешь, туда крючок такой здоровый, на него три мощнейших червяка — и иногда попадается! Это все еще с детства. Когда мы маленькие были, ездили все время на Север, в Коми, у меня мама там родилась. И там с родителями в тайгу — на неделю с палатками. Хариуса там же попробовал — одна из вкуснейших рыб, которые я ел!

— А из ружья тоже стреляли?
— Нет, по животным не могу. Не мое это!

— Самая бесполезная вещь у вас дома?
— У меня их столько!.. (Смеется.) Веришь — столько барахла, и даже уже не знаешь, к чему это все, и когда что покупали! Вот купил восемь лет назад в Италии ботинки. Две пары. Хорошие ботинки, не буду цену их называть, но и цена хорошая. По сей день они так и стоят в коробочке! Две пары новых! Они не бесполезные, но с нашей работой... Мы же все время в спортивных костюмах. А может быть, и взгляды уже поменялись, более ко всему спокойно стал относиться.

— Любимое упражнение в тренажерном зале?
— Я когда позвоночную грыжу заработал, прооперировался, я там провел полгода. Я на этот тренажерный зал смотреть не могу! (Смеется.) Ну реально тошнит! Каждый день с утра бассейн, а потом с трех до семи вечера в зале. А вот когда «кресты» порвал, то сгибание-разгибание ног полюбил. Сядешь спокойно, 15–20 килограммчиков — и 10 раз одну, 10 раз другую...

— Как изменится футбол в ближайшие пять лет?
— Ну, такое впечатление, что он каждые два-три года меняется. Я уж не знаю, куда скорости увеличить! Если взять топовые команды — как они с мячом обращаются... По тактическим схемам — я уже не знаю, что можно придумать. Может, перейдут на одного защитника и девять нападающих? (Улыбается.) Раньше вратарь мог в руки брать, сейчас — только ногами играть, если ему отдает свой защитник... На штрафных в стенке ты уже, по-моему, не сможешь стоять на следующий год...

— Ну, в какую сторону это все идет, по-вашему?
— Чтобы зрелищнее был футбол. Чтобы голов забивалось больше. Кому нравится, чтобы приходить — и 0:0, 1:0... Тягомотина такая. Все хотят праздников и фейерверков.

— То есть против «автобусов» будут изменения?
— Да. Я сам не сторонник «автобусов», но я понимаю прекрасно специалистов, которые их иногда ставят. Три-четыре-пять туров провел, а если результата нет, то хоть ты и в красивый футбол играешь, но... Плюс интернет, который не дает расслабляться никому. Сейчас только что не так — и сразу «физруки». Все кругом «физруки». (Смеется.) А они же, эти ваши «физруки», учились, ВШТ проходили, получали категории «А», «В», «С», потом PRO. Что-то же все равно знаем, а? Согласен, мы не боги и тоже имеем право на ошибку. Но журналисты и болельщики — это частичка нашей профессии, поэтому я к этому ровно отношусь и стараюсь не обижаться, потому что прекрасно понимаю: все хотят каждую игру праздника и результата...

— Если это не раздражает, то что другое сильнее всего раздражает в современном мире?
— Когда футболист недорабатывает и херней страдает. Бесит! Могу врезать. Словом! (Улыбается.)

— На какие вопросы не стоит отвечать правду?
— Да на [многие] можно не отвечать правду. Иногда правда только вредит!

— Как кот Матроскин говорил — за правду всегда страдают?
— Ну, страдают, да. Я всегда за правду, но есть вещи, когда лучше промолчать. Я всегда честным стараюсь быть по отношению к людям, с кем работаю. Но бывает, когда кто-то что-то спросит такое, не из мира нашего...

— Россия в трех словах?
— Моя любимая страна. В трех не назовешь, можно перечислять...

— Ну, а вы уложились — «моя любимая страна»!
— А, да, видишь! (Смеется.)

— Когда у «Зенита» кончатся деньги?
— Никогда! (Смеется.)

— Потому что «моя любимая страна»?
— Да! (Смеется.)

— Только за этот сезон вы не раз сталкивались с дикими ситуациями в судействе…
— Ну, я стараюсь обходить эту тему. Все мы живые люди и все ошибаемся. Но по большому счету мы поводов не давали своей игрой. Да, были какие-то моменты, где мне не нравились некоторые поступки арбитров. Но дело в том, что это как бы прилагается к футболу. Всегда где-то кто-то будет ошибаться. Но одно дело, если он целенаправленно... А если он молодой, еще недостаточно опыта, то в жестких матчах может потеряться.

— На ваш взгляд, VAR улучшает ситуацию?
— Где-то да, а где-то... Мне нравится. Но когда «Манчестер Сити» забил гол, а его отменили — вот это мне не нравится. Все-таки какая-то изюминка пропадает. А еще на минуту, на две, на пять задерживают игру — и накал борьбы пропадает.

— А можно как главный тренер «Тоттенхэма» Маурисио Почеттино: сначала критиковал...
— ...а сейчас может Лигу чемпионов выиграть благодаря VAR, да.

— Но вы готовы к еще большей жести в ФНЛ?
— Ну, я работал же в ФНЛ... Если команда играет, если качественные у тебя футболисты, то везде можно играть. Поверьте: запустить вот эту нашу нынешнюю команду в чемпионат Англии или Испании — да мы через год в десятке будем! Футболист чем в более высокую лигу выходит, тем лучше прогрессирует. И к этим скоростям привыкает, и к этой технике, и к мышлению. А если ты колупаешься во Втором дивизионе, у тебя нет примеров, ты так на этом уровне и будешь.

— Прямо как в фильме «Револьвер»: играй только с более сильным противником...
— Ну, практически да. (Улыбается.)

Петерс Покровскис


Поделиться
Фото
Наши партнеры
Партнеры Олимп - Первенства ФНЛ